Мифологичность современного массового сознания

РositionДанная тема клуба во многом продолжила тематику предыдущих философских клубов, которые модерировал В.В. Чернявский «Диалектика героического» и «Историческая правда – ложь».
Актуальность темы сегодняшнего клуба обусловлена сложностью проблемы функционирования мифа в жизни современного социума, в том числе украинского. Эта проблема является интегративной, междисциплинарной, в ней остается еще очень много нерешенных вопросов.
Сложность темы обусловлена, например, существованием большого количества дефиниций в отношении понятия «миф», наиболее распространенными из которых являются такие:
1. Миф как описание картины мира, истории его возникновения и освоения.
2. Миф как сюжетно оформленная и персонифицированная догматика религии.
3. Широко известные древние литературно-мифические сюжеты, используемые в искусстве, функционально и идейно переосмысленные.
4. Устойчивые стереотипы массового повседневного сознания, обусловленные недостаточным уровнем информированности, но достаточно высокой степенью доверия к ним.
5. Пропагандистские и идеологические клише, целенаправленно формирующие общественное сознание.
В русле сегодняшней темы мы говорим в основном о 4 и 5 значения понятия «миф».
Рефлексии современного мифотворчества способствовали работы Р.Барта, К.Леви-Строса, М.Хоркхаймера, Адорно, Блюмнберга, Маркварда. Связь мифа и политики анализировалась в работах Кассирера, Элиаде, Нибура, Сореля и многих других. Среди украинских исследователей, изучавших эти вопросы, можно назвать Крымского, Белокобыльского, Савельеву, Полысаева, Гатальскую и др.
Обобщая их исследования, можно выделить следующие черты мифа, как древнего классического, так и современного (в том числе рекламного и политического), функционирующие в массовом сознании:
– Миф позволяет упростить реальность и свести разнообразие существующих противоречий к простейшей формуле добра и зла, носителями которых являются герои и антигерои.
– В мифе мир понятен и полностью познан, нет белых пятен, все расставлено по местам, всегда есть ответ что хорошо, что плохо.
– Все важнейшие мотивы мифа строятся вокруг оси «мы – они», где мы – это жизнь и безопасность, они – смерть и угроза.
– Миф описывает мир действий, усилий, борьбы, поэтому излагается главным образом в терминологии действия. Очень распространены мифологемы борьбы космоса-порядка и хаоса-беспорядка; мифологемы героя-спасителя, побеждающего темные силы.
– Миф дополняет, видоизменяет или совсем изменяет реальность. Он придает ей смысл, освящает её, придает ей сакральное значение, наделяя тем самым правами и могуществом. Миф оперирует образами, поэтому легче запоминается, распознается, всегда воздействуя на чувства, эмоции, а не на разум.
Кроме общих черт древнего и современного мифов, между ними есть и существенные различия. Когда говорят о современных мифах, имеют в виду не литературный жанр и не художественную форму, а особый способ мышления, миропонимания и интерпретации. В основе такого подхода к мифу лежит идея о том, что люди реагируют не столько на объективную реальность, сколько на модель мира, которую сами же активно творят и используют.

Современность так же насыщена мифом, как и прошлое. Три исторических типа мировоззрения – мифологическое, религиозное и научно-философское – в современном массовом сознании являют собой синкретически перемешанное единство, причудливый симбиоз истинного и ложного, чувственного и логического, иррационального и рационального. Роллан Барт доказывал способность мифа разворачивать смыслы и организовывать социальные взаимоотношения. Создать миф, по Барту, значит создать и зафиксировать систему значений. Самостоятельная жизнь этой системы «непроницаемой и упрямой» может создавать серьезную конкуренцию реальности, потому что миф – это семиологическая система, претендующая на то, чтобы стать системой фактов.
В контексте данной темы необходимо также определиться, что понимается под массовым сознанием. Массовое сознание – это род общественного сознания, носителем которого являются массы, а именно:
– участники политических, социокультурных и иных движений современности;
– аудитории различных средств и каналов массовой информации;
– потребители тех или иных социально престижных, модных товаров и услуг;
– члены разнообразных любительских ассоциаций и клубов; болельщики футбольных и иных спортивных команд и т.п.
Массы отличаются «размытыми», открытыми границами, неопределенным количественным и качественным составом, неупорядоченным, случайным, ситуативным существованием. Перечисленные свойства массы полностью определяют присущий ей тип сознания. Массовое сознание представляет собой широкую совокупность идей, суждений, представлений, иллюзий, чувств, настроений, в том или ином виде отражающих все без исключения стороны жизни общества. Вместе с тем по своему содержанию массовое сознание значительно уже общественного сознания в целом, поскольку за его границами остается великое множество того, что не доступно пониманию масс или не затрагивает их интересы. Соответственно массовому сознанию присущи такие свойства как разобщенность, противоречивость, способность к быстрым, неожиданным изменениям, переформатированиям. Массовое сознание в обществах современного типа возникает и формируется в процессе массовизации основных условий и сфер жизнедеятельности людей, порождающем одинаковые или подобные устремления, интересы, потребности, навыки, склонности. Действие этих условий и форм бытия закрепляется и получает свое завершение в производстве и распространении соответствующих видов массовой культуры, прежде всего связанных с функционированием средств массовой информации и пропаганды. При этом главными формами выражения и функционирования массового сознания являются общественное мнение и общественное настроение.
В западной философии и социологии массовое сознание освещалось с различных позиций:
– откровенно антидемократических, отождествляющих массы с «толпой», «чернью» (Я.Буркхард, Г.Лебон, X.Ортега-и-Гассет);
– социально-критических, рассматривающих массу в качестве негативного порождения современных антигуманных типов обществ (Э.Фромм, Д.Рисмен, Р.Ч.Миллс, Г.Маркузе);
– позитивистских, связывающих появление масс с научно-техническим прогрессом, деятельностью современных СМИ (Г.Блумер, Э.Шилз, Д.Мартиндейл).
Конкретизируя вышеизложенные концептуальные положения о роли мифа в современном массовом сознании, модератор рассмотрела их проявления на конкретных примерах влияющих на массовое сознание мифологических образов современной рекламы и политики.
В рекламной мифологии коннотации «присасываются» к первичным смыслам и ведут таким образом свое паразитарное существование: мифология стремится создать образ реальности, соответствующий желаниям и целям потребителей, при этом стараясь скрыть свою паразитарность, натурализуя свои культурные значения. Так, модная одежда первичное значение которой согревать, вторичное – эпатировать. Вторичное перекрывает первичное.
Творцы современной рекламы сознательно используют потенциал архетипических мифологем для успеха рекламной компании. Так, рекламный слоган «бритва «Cleven» – наши мужские традиции» или рассказ о 150-летних традициях пива «Carlsberg» апеллирует к свойствам мифа как хранителя традиций, и к мифологеме «золотой век». Реклама «Efes Pilsеner» отображает атрибуты рая: тропический остров с мужчиной и женщиной. Воплощение в товаре истории его возникновения (легендарную) призвана вызвать у потребителя доверие, уверенность в качестве, проверенном временем. В рекламных роликах часто используется атрибутика мифов о сотворении мира (претворении хаоса, солнце, гори), библейские мифологемы, мифологемы культурного героя, героя – победителя и.т.д. При этом, по Барту, рекламная мифология, неся в себе множество означающих (коннотаторов), имеют лишь одно означаемое – рекламируемый продукт, и одну цель – продажа, к которой ведут звуковые, письменные высказывания (слоганы), и формы поведения, и изображения и остальное.
Хоть в рекламных мифологиях используются архетипические сюжеты (мифологические способы организации пространства-времени, мифоритуальные идеи карнавала, представления о культурных героях-демиургах, магия начала времен и прочие) из них изымается самая существенная часть – соотнесенность с духовным миром, с иными планами бытия. Современные мифологемы делают мир плоским, ограниченным лишь землей, лишая ее вертикали. Картина мира из сферической, в основе которой лежит крест (мировое дерево), взаимодействие духа и материи, становится плоской, только материальной (обещающей рай на Земле), то есть заведомо недостижимой и ложной.
Политическое сознание – особый сегмент массового сознания, в котором, кроме рациональной составляющей психики огромную роль играет иррациональная или бессознательная её компонента. Повседневное политическое сознание находится под сильным влиянием коллективного бессознательного и его архетипов. Понимая данное обстоятельство политики и потиттехнологи разных уровней часто используют в техниках манипуляции повседневным массовым сознанием новое мифотворчество. Под новым мифотворчеством понимается способность мифологического мышления к обновлению мифов и созданию новых, что четко прослеживается в том числе в современном украинском массовом сознании.
Политическими мифами можно считать особый вид мифологических нарративов, благодаря которым в коллективной памяти народа формируется и сохраняется его социально-политический опыт. Политический неомиф становится элементом повседневного политического сознания, потому что иррационально-чувственное восприятие политической реальности вытесняет и замещает собой рационально-логическое её понимание. Современные мифы отличаются от архаичных генезисом и прагматикой: они имеют новейшую прагматику, четко сформированную под конкретную группировку в противовес другой группировке. Мифология 20 в. переполнена идеологией, она не несет в себе элементов онтологии, гносеологии, этики или эстетики, как в классических мифах, а транслирует главным образом идеологические конструкты.
В современной политике миф является необходимым элементом политической борьбы за легитимацию и удержание власти. Любая полит сила, претендующая на влияние, работает над мифологической составляющей своего имиджа, который помогает в составе общего инструментария полит доминирования.
Одним из условий создания полит. мифов является конструирование угроз: без угрозы существованию «наших» миф просто невозможен. Такая угроза формирует потребность в герое. Угроза и герой конструируются искусственно. Через их создание миф конкретизует и делает понятными программные символы, ценности и образы, призванные поддерживать определенный политический порядок.
Таким образом, можно выделить определенные показатели, отличающие современный политический миф от классического традиционного:
– В традиционных мифах объектом мифологизации являются боги, культурные герои или предки, в политических мифах – реальные люди, события современности или относительно недавнего прошлого.
– Классический миф наследуется традицией «из глубины веков», полит. миф искусственно создается в соответствии с планами и потребностями определенной политической группы и ее лидеров. При этом новейшие мифы опираются не только на эмоции, но и на научные разработки, призванные придать им правдоподобие и квазинаучность.
– Традиционные мифы распространяются устно «из уст в уста», политические – с помощью СМИ, вбросов.
Таким образом, политический миф – это разработанный в ходе политического процесса текст, который несет в себе определенную социальную информацию, специфично её подает, придает ей особый статус и семантический оттенок. Сконструированный таким образом нарратив содержит в себе «собственную правду», то есть отображает социальную действительность исключительно в свою пользу.
В одной из последних работ «Настоящее и будущее» (1957) Карл Юнг написал об угрозе индивиду со стороны современного общества. В каждом социуме имеются подрывные меньшинства, пользующиеся свободами ради пропаганды их уничтожения. Они не имеют шансов, пока у них на пути стоит рациональность духовно стабильного слоя населения. По самой оптимистической оценке, это примерно 60% населения. Но эта стабильность весьма относительна. «Стоит температуре аффектов превысить критическую грань, и силы разу¬ма отказывают, а на его место рвутся лозунги и химерические мечтания, своего рода коллективная одержимость, которая быстро развивается в пси¬хическую эпидемию. В это время обретают влияние те элементы населе¬ния, которые при господстве разума влачили асоциальное и едва терпимое существование». Стоит обществу попасть в кризисную полосу, стоит мас¬се прийти в возбуждение, и оказывается, что такие индивиды лучше всего адаптированы — ведь в такой ситуации они чувствуют себя «как дома». Их химерические идеи и фанатизм находят свою почву. Происходит психическое заражение остальных — ведь и у них в бессознательном дремлют те же самые силы, безумцы просто несколько ближе стоят к этому пламени. Стоит ослабеть силам правового государства, и эта психическая эпидемия ведет к социальному взрыву, за которым может последовать власть худших.
Что же, увы, люди иррациональны, в целом склонны к экономии мыслительных усилий. Большинство людей любых национальностей и политических симпатий реагируют быстро, эмоционально и совершенно предсказуемо. Это делает их чрезвычайно удобными объектами манипуляции. Такова человеческая природа.
Чтобы перестать реагировать автоматически и начать думать, просчитывать варианты, оценивать свои возможные слова и действия с точки зрения их уместности, оправданности и целесообразности, нужно приложить усилия – чего люди обычно склонны избегать.
Но приложить такие усилия все-таки нужно. Участь людей, которыми легко манипулировать, незавидна. Они, увы, часто служат расходным материалом для тех, кто четко знает, чего хотят и как намерены этого добиться.

кандидат философских наук, преподаватель ННУ им. В. Сухомлинского Сурина А. Ю.

Ми не можемо відобразити цю галерею